Редакция Архив номеров Рекламодателям Подписка 2-14-81

Надолго ей запомнилась беда, кровавою строкой в судьбу вписалась

Не всем отмеряет судьба длинный жизненный путь. Ветерану труда, труженице тыла Ульяне Александровне Галушкиной (на фото), проживающей на улице Калинина посёлка Золотухино, повезло - 28 июля ей исполняется 94 года.

Сложно представить, сколько всего она повидала за свой длинный жизненный век. Была свидетелем множества исторических событий, но больше всего в память врезались годы Великой Отечественной войны. И несмотря на то, что с того страшного времени прошли десятилетия, некоторые пережитые ею события до сих пор помнит она до мельчайших подробностей, вспоминая их со слезами на глазах.
Родом Ульяна Александровна, в девичестве Татаренкова, из села Коронино нашего района. Здесь училась в Фентисовской сельской школе, окончила семилетку. Кроме неё, у родителей было ещё три сына. Когда началась война, девушке не было и семнадцати лет.
-Прискакал военный на коне и сообщил, что на нашу страну напали враги, так мы узнали, что началась война, - вспоминает Ульяна Александровна. – Была объявлена мобилизация.
Мужчин забирали на фронт воевать, а молодых несовершеннолетних парней и девушек – комсомольцев призывали в военкомат и направляли на работы. Вместе с другими юная Ульяна пилила лес, строила плотины и мостки, рыла окопы, участвовала в строительстве аэродрома – в общем, делала всё, чтобы остановить врага и приблизить долгожданную победу.
-Дневная норма окопов на каждого составляла 15 погонных метров, – рассказывает труженица тыла. – А глубина – метр двадцать.
Это сколько же земли нужно было перелопатить! В начале июля 1941 года отряд, в котором работала Ульяна Александровна, был направлен подо Льгов, до места назначения шли пешком вслед за полевой кухней. Там у реки тоже строили оборонительные сооружения, рыли окопы для бойцов и орудий.
-Было жутко страшно, когда прилетали немецкие самолёты и бросали зажигательные бомбы, - вспоминает моя собеседница. – Нам выдавали специальные клещи, при помощи которых мы эти бомбы бросали в реку, тем самым устраняя источник пожара. Нужно было любой ценой уберечь мосты. А ещё немцы сбрасывали листовки, в которых угрожали населению «порубить на капусту».
Ближе к середине осени отряд отозвали назад. Не успели ребята и девчата вернуться в Золотухино, как военкомат дал им новые наряды. Не отпустили даже с родными повидаться и с дороги помыться. Ульяне и ещё трём девушкам нужно было гнать стадо коров, эвакуированное из Белоруссии, дальше на восток, чтобы не досталось врагу.
Скот гнали стадами, иногда под бомбами немецких самолётов. На перегонах стадо надо было поить и кормить, организовывать охрану, собирать отбившихся от стада. Людей для сопровождения выделялось мало – в основном девушки и женщины, мужчины нужны были на передовой.
-Крупный рогатый скот находился в районе села Боёво, - вспоминает Ульяна Александровна, которую назначили старшей в группе. – Выдали нам кнуты, приняли мы стадо по акту и погнали в Белое. Коровы мычали, так как были напуганы и голодные.
Догнав животных до места назначения, возвращались назад, получали новое стадо и вновь в дорогу на несколько дней. Ульяна Александровна отправлялась в путь с гуртом коров три раза. В последний было приказано было гнать стадо до самого Сталинграда.
-Измученные дальними перегонами, обессилевшие животные становились легко уязвимыми для болезней, - рассказывает У.А.Галушкина. – Некоторые падали и уже не могли подняться, умирали. Жалко было животных, но мы ничем не могли им помочь.
Однажды во время очередного привала в одном из селений перегонявшие коров девушки во главе с Ульяной увидели бочки, в которых оказался дёготь. Сторож строго настрого запретил брать его. Но, никого не послушав, они мазали коровам их копыта и раны, тем самым облегчая им страдания.
До Сталинграда дойти так и не удалось, где-то между Курском и Воронежем военные сообщили погонщицам, что дальше они не пробьются, впереди территория занята немцами.
Началась бомбёжка... Ульяна потеряла сознание и очнулась уже на телеге, в которой её везли по дороге домой. Прибыв в Золотухинский военкомат, она поняла, что район готовятся к приходу немцев - все документы были спрятаны, а ей строго-настрого наказали ничего никому не рассказывать.
Через некоторое время Золотухинский район был оккупирован. Немцы зверствовали, устраивали обыски, забирали у жителей еду, а те, в свою очередь, чтобы не умереть с голоду, собирали и ели гнилую картошку.
Ранение в голову сказалось на здоровье Ульяны Александровны, которая чахла на глазах. Убитая горем мать искала докторов, собирала и лечила дочь травами, но всё безрезультатно. Родственники готовились к худшему. Дважды находясь на грани жизни и смерти, она чудом воскресала. Молодой организм боролся, как мог.
Весной 1942 года фашисты стали собирать молодёжь со всех деревень для отправки в Германию. Оставаться дома было нельзя - немцы или повесят, или пристрелят, поэтому нужно было идти.
Мать со слезами на глазах провожала Ульяну, которая вместе с другими вынуждена была подчиниться новым хозяевам жизни. Потоки людей текли со всех окрестных деревень на железнодорожную станцию. Начался воздушный бой, с неба посыпались бомбы, и все разбежались по домам. Когда второй раз собирали немцы молодёжь для работ в Германии, Ульяну не тронули, так как она тяжело болела.
-Кроме домашних работ, приходилось выполнять наряд, то есть работать на фашистов, - вспоминает Ульяна Александровна. - Ходили на прополку свёклы. И как-то, разозлившись, немец очень сильно ударил меня о землю.
На оккупированной врагом территории Золотухинского района активно действовали диверсионные группы. Ульяна, как могла, помогала своим, наблюдала, что творилось вокруг, ходила на задания, носила донесения, которые прятала в волосах. Через неё наши воины держали связь друг с другом.
3 февраля 1943 года Золотухинский район освободили от оккупантов. В доме, где жила Ульяна, располагался штаб нашей армии. Тяжелобольную девушку подлечили в передвижном госпитале и поставили на довольствие.
Через два месяца после окончания сражения под Сталинградом - в апреле 1943 года - вышло постановление Государственного Комитета Обороны «О первоочередных мероприятиях по восстановлению хозяйства Сталинграда и Сталинградской области, разрушенных немецкими оккупантами». Со всей страны собирали добровольческие бригады. В августе 1943 года восстанавливать разрушенный город отправилась и Ульяна. С 1943 до 1952 года работала она на военном заводе. Мечтала вернуться домой, но сначала не отпускали, а потом и сама не захотела. Но в 1948 году вышла замуж за жителя Сталинграда Виктора. Такой когда-то далёкий и чужой город стал ей родным на долгие 70 лет.
Там она нашла свою судьбу, родила троих сыновей (к сожалению, ни супруга, ни трёх её детей уже нет в живых). Семья получила трёхкомнатную квартиру. Пока дети были маленькими, работала сезонно в санэпидемстанции. А когда они подросли, устроилась на крупный металлургический комбинат теперь уже города Волгограда «Красный Октябрь», её определили в заводской детский сад. 15 лет - до выхода в 1983 году на заслуженный отдых трудилась У.А.Галушкина поваром.
В 2013 году, спустя 70 лет, несмотря на то, что в городе-герое Волгограде прошла вся её жизнь, там живут её внуки и правнуки, вернулась Ульяна Александровна в родные края. Долго сомневалась - ехать или не ехать, но родственники - дети и внуки её братьев - настояли.
Несмотря на возраст, Ульяна Александровна обслуживает себя сама, в её доме - чисто и уютно, огород обихожен, в палисаднике цветут цветы. А кроме всего, она ещё и рукодельничает, вяжет всем своим родственникам носки, следки, перчатки.
С Ульяной Александровной мы беседовали более двух часов. Восхищает её память, которая сохранила прошлые воспоминания до мельчайших подробностей. Как мало осталось тех, кто своими глазами видел все ужасы войны и своими руками ковал Победу! Надо успеть поймать эти бесценные минуты, когда ещё можно послушать их рассказы, обнять и сказать «спасибо».
Поколение победителей, живые свидетели великой истории уходят от нас, с каждым годом – всё стремительней. Вот потому так дорога каждая встреча с участниками войны и тружениками тыла, каждый разговор. Хочется как можно больше у них спросить и всё записать. Это нужно сделать сейчас, пока ещё не совсем поздно.
Елена БОЕВА