Контакты Номера PDF Рекламодателям Подписка

Три драгоценных камня

Геннадий ПУШЕЧНИКОВ, с. Казанка

Жили-были в Тёмном лесу, у большого орехового куста, в маленькой избушке старый Хромой Заяц с зайчонком Тюшей. Весь их заячий род перевели охотники-браконьеры, нерадивые агрономы да свирепый волк Никодим со товарищи. Никого не осталось у сиротинки Тюши: ни папы, ни мамы, ни бабушки. Один только дедушка, Хромой Заяц, уцелел, потому что с детства был самый умный - вундеркинд, вундерхасе, по-заячьи. Зайчонок Тюша в нём души не чаял. Хромой Заяц, опираясь на костыль, с висящим вниз рваным ухом и гастритным желудком не рассчитывал в ближайшее время надуть лапы… откинуть лапы - умереть, одним словом! Тюшу тогда кто поставит на ноги, лапы, то есть, Никодим - страшилище лесное, этот вор в законе, что ли?
С ранней весны до глубокой осени дедушка с внуком копошились на своём огородике, косили и сушили на полянке траву, собирали в округе сушняк на топливо. Зимними длинными вечерами, когда шумели холодные ветра, раскачивая ветки орешника, и мела метель-завируха, а у Крутого обрыва выл окоченелый волк Никодим (так ему и надо!), зайчонок в протопленной избушке, прижавшись к своему дедушке, слушал его чудесные сказки. Дедушка рассказывал о далёкой тёплой Африке, где всегда лето, куда улетают по осени перелётные птицы, а весной, соскучившись, возвращаются назад. Полянка в Тёмном лесу со скромными белыми ромашками дороже пышных розовых лотосов в Африке. Родина всегда милее чужбины.
-Я, когда вырасту, - рассуждал Тюша, - объясню этим глупым птицам, что надо утеплять гнёзда и заготавливать в зиму припасы. Зачем лететь в такую даль, а потом ещё назад возвращаться? Надо ж мозгами шевелить, правда, дедушка?
-Правда, правда, - дедушка соглашался и гладил лапой по головке Тюшу. - Весь в меня пошёл, тоже…вундерхасем станет!
И так было всегда: каждый жил сам по себе в своей избушке, даже в новогоднюю ночь. Но этот Новый год все лесные жители решили встретить вместе у ёлки на Большой поляне. Потому что Мудрая Сова сказала, сверкнув жёлтыми глазищами: «Как встретите Новый год, таким он и будет!». Всем захотелось, чтобы Новый год был хлебосольным, весёлым и радостным для всех в Тёмном лесу. Сороки натаскали с базара блестящих золотянок от шоколадных и конфетных обёрток; белочки обвернули ими еловые шишки; синички с поползнями из этих золотянок накрутили цепочек и развесили по веткам. Обыкновенная ёлка превратилась в лесную красавицу.
Зимой в лесу темнеть начинает рано. Все собравшиеся ожидали восхода полной луны, чтобы при её свете начать новогодний бал. Но тут что-то пошло не так… Луна не всходила! Озадаченные лесные жители поплелись по сугробам к Крутому обрыву, из-за которого всегда появлялась луна. То, что они увидели, опечалило всех: утопленная кем-то луна блёклым пятнышком светилась на дне Глубокого омута. Такой подлости, кроме Анфиски, никто не мог совершить. Эта самая Анфиска, девица на выданье, была дочкой Бабы-Яги и Кощея Бессмертного, а, сами понимаете, что какая рыбка, такая и юшка. А тут ещё подлетевшая Сова, эта мудрая старушенция, подлила масла в огонь: «Как встретите… таким он и будет!». Просто солью рану посыпала. Все наперебой начали уговаривать Анфиску, чтобы она отпустила потопленную луну. Анфиска вначале хихикала в кустах на противоположном берегу, а потом нагло пролетела у всех над головами на помеле, побрыкивая ногами. Все ругали напропалую эту дылду, только один зайчонок Тюша, не обращая внимания на Анфискины проделки, о чём-то шептался со своим дедушкой.
Расстроенная компания, получив от ворот поворот, ругаясь, расходилась по домам. Но в это время у обрыва прозвенел тоненький голосок Тюши: «Анфиска, айда с нами на Большую поляну встречать Новый год?!». И что ж вы думаете, мои братцы? Анфиска согласилась с превеликим удовольствием! Её никто никогда никуда не приглашал, а только ругали почём зря, потому она и совершала вредности. Дёрнув за потаённую веревочку, она освободила луну, которая, как мячик, с плеском выскочила из омута и засияла на небе, обмытая водой, пуще прежнего. «Ура-а-а-а!», - закричали все собравшиеся, захлопали лапами, крыльями, копытцами, защёлкали клювами, поспешив к лесной красавице на Большую поляну.
Анфиска и там свою прыть показала - выкаблучивала такие коленца, что звери, птицы просто ахали. И правда - пора этой девице замуж, что ж она так мается! Даже сам Кощей Бессмертный, Анфискин папочка, проснулся в подземном царстве, тридевятом государстве:
-Мамки-няньки, кто это топочет наверху, как бешеный слон, спать Моему Величеству не даёт?
-Это, Ваше Величество, доченька Ваша, Анфиска, дроби бьёт, - ответили его любезные слуги - бородавчатые жабы и гады ползучие.
-Танцуй, танцуй, доченька, танцуй красивая, я и сам, когда был молодой, с Бабой-Ягой…
И он уже хотел показать свои хореографические таланты, но предусмотрительные слуги быстренько уложили Его Величество назад в постельку. Ведь рассыплется по косточкам, его потом ни по каким чертежам не соберёшь!
А вокруг ёлки на Большой поляне продолжалось веселье. Перед началом Нового года всех поздравил Хозяин леса - Леший. В полночь, после двенадцати ударов курантов на Спасской башне в Москве (радиоприёмник, подарок Лешего, украшал ёлку) все подняли бокалы морковного сока с добрыми пожеланиями друг другу. Только Никодим со своими волками, злюками-козлюками, выпили из горла бутылку вонючего самогона, разбив её потом об дерево. А сами затаились в кустах, зыркая на всех ненавистными глазами. Только кто их боялся? Когда все дружны и вместе, то никакие никодимы не страшны!
На бал подъехали Дед Мороз со Снегурочкой, не ряженые, как у людей - дяденька с тётенькой, а настоящие. Их в резных санках с колокольцами примчал лось Гоша; были и подарки за песни, танцы, стихи - всем досталось по кульку, а Гоше - ведро овса. В завершении праздника все собрались внизу под Крутым оврагом у Глубокого омута. Наверху, Козлик - Серебряное Копытце, каждым ударом ноги высекал искрящиеся драгоценные камешки, которые разноцветным фейверком падали вниз. Такой красоты зайчонок Тюша, да и остальные, никогда не видели. Настоящий новогодний салют!
Но тут опять что-то пошло не так! Растолкав всех, к камешкам бросились злые волки со своим главарём Никодимом. Вырывая друг у друга сияющие под луной драгоценности, они набили ими мешки и, рыча на обомлевших зрителей, волоком утащили их в кусты. Но то, что нагло отнято у других, никогда добром не обернётся. Утром волки зло выли над своими мешками, в которых награбленные драгоценности превратились в обыкновенные серые камешки. «Вот вам!», - сказал Козлик - Серебряное Копытце и показал волкам язык.
Зато остальным присутствующим он подарил по одному, но настоящему драгоценному камню. Анфисе достался красный рубин, Тюше - зелёный изумруд, дедушке - синий сапфир. Повертев его в лапах, он положил его в сумку: «Сгодится на чёрный день, можно орехи им колоть». Он всю жизнь прожил в лесной глуши, откуда ему знать, что за этот камень мог бы жить припеваючи не только на своей поляне в Тёмном лесу, но и в тёплой Африке, на берегу Нила у цветущих лотосов. Эту правду открыла ему Мудрая Сова.
-Надо ж, - удивился Хромой Заяц, - а я бы лучше поменял этот синий камень на мешок зерна. Вот тогда б и жили мы с Тюшей припеваючи всю зиму. А так от него одна красота, красотой сыт не будешь.
-Да продержимся мы, дедушка, до весны. У нас в подвале и морковка с капустой есть, стожок сена возле избушки, дрова под навесом. А вот Анфиске замуж выходить, а у неё приданого нет.
-Слышал я, внучок, слышал, как Сорока в сосняке трезвонила, что Анфиске Кощей Бессмертный пообещал наследство… только после его смерти. Да только… он же бессмертный!
-Это правда, Анфиска?
-Правда, правда. Маманя моя, Баба-Яга, в сердцах не раз стучала ступой об землю: «Когда ж ты там, старый хрыч, загнёшься?!». А в ответ из-под земли: «Не дождётесь… не дождётесь… не дождётесь…». Видно, мне в девках век вековать, кому я без приданого нужна?
…Новогодняя ночь заканчивалась. И неизвестно, кто был счастливее: Анфиска с тремя драгоценными камнями в руках - красным, зелёным и синим, или зайчонок Тюша со своим дедушкой - Хромым Зайцем, что шли домой, обнявшись, с пустыми лапами.
Знаю только одно - Новый год начался с доброго дела. Мудрая Сова зря на ветер слова не бросает: весь предстоящий год будет счастливым и радостным. Вот этого добра и я вам желаю в Новом году, чтобы у всех даже через край плескалось!