Контакты Номера PDF Рекламодателям Подписка

Я чувствую свет

Когда на душе начинают скрести кошки, я открываю стихи белгородской поэтессы Татьяны Рыжовой, «…чтоб разбитых чувств осколочки снова цельность обрели».
Август тихий, тёплый, нежный,
без обманов и без слёз.
Перед белою одеждой
в жёлтой - рощица берёз.
Дождик капнет у порога,
звон на всё село небось.
Да и я, как недотрога,
вся хрустальная насквозь.
Когда я впервые познакомился с её стихами, то решил, что так может писать только счастливейший в жизни человек. А счастье, как ручеёк от родника, всегда вытекает из детства. Представил, как она девчоночкой, радуясь солнышку, небу, маме, прыгает у дома на одной ножке и звонкий её смех колокольчиком рассыпается по траве-мураве.
А когда эта шалунья подросла, превратившись в статную, ну просто сказочную королеву, подоспевшая любовь начала кружить, баюкать её на своих ладонях, как летний ветерок лёгкое перышко.
Нас окликало эхо звонко,
и сердце вздрагивало вдруг,
и рвался лучик леской тонкой
и падал радугой на луг.
Всё было близким и красивым,
как будто в сказочном раю,
как будто вы меня спросили
и я ответила: Люблю!
Стройная, тоненькая, с голубинкой в глазах, белоснежно-светлая, как берёзонька на взгорке, - вот такой я и представлял Таню по её стихам. Как мне потом объяснили - я не ошибся в этом видении «ангела чистой красоты», ошибся в другом.
В шесть лет Танечка попала в автомобильную аварию, ножки отказали у неё совсем, но она стойко держалась, верила в добрых людей, не обозлившись на весь белый свет.
…Своей судьбой я не кичилась -
Всё приняла и всех люблю.
И даже день, когда разбилась я,
Не проклинаю, а молю.
Когда я пошёл в школу, мне не было и шести лет. Дружок мой закадычный, Толик Павлов, что на год старше меня, - пошёл в школу, а я? Рассудительный и спокойный наш первый учитель Александр Ильич рассадил нас, первоклашек, по своему усмотрению, меня - с Вовкой Савенковым. Прошло уже 62 года, жизнь раскидала нас по разным государствам, но мы с ним знаемся.
Школа - не только храм знаний, но и союз незабываемых друзей.
Зимой мы, перезнакомившись основательно, уже носились чертями с крутого снежного бугра у Попова колодца на чём придётся, чаще - на портфелях.
Приплюснутый носик в оконушке - Танюшкино любопытство за таким же подвижным детским миром, который, увы, не для неё. Крючочки и палочки, сопя над тетрадкой дома, а не в школе, выводила старательно домашняя затворница. Приходили учителя Стрелецкой школы, забегали по-
дружки, и всегда рядом были ангелами-спасителями мама Мария и отец Михаил. А ещё были добрые наставленники-книги. Будущие её стихи будут настояны на травах добра из детства.
Поутру поёт соловушка,
Лишь опомнится заря,
Золотое своё горлышко
Дню весеннему даря.
Не щадит себя нисколечко,
Как все гении земли,
Чтоб разбитых чувств осколочки
Снова цельность обрели.
…Десятый, выпускной класс. Первая любовь. Она обрушилась мне на голову, как слепой дождь - это когда всё вместе: дождь, солнце и радуга. Но недолго я ликовал в этом озарении, тучка лишь зацепила меня краешком и ушла за дальний горизонт, радуя другого. Увы, алтарь любви был выстлан прогнившими досками.
У библейского царя Соломона была надпись на кольце: «Всё пройдёт». Так было и так будет всегда, не я первый.
И у Тани Рыжовой тоже выпускной класс, а любовь? Она чуть позже брызнет с её ночного неба звездопадом… звездопадом стихов о любви. Трагедия жизни и желание любить и быть любимой сплавятся в этом горнем огне в алмазно-чистые слова.
Соберу любовь по зёрнышку,
что была в моей судьбе.
По селу пройдусь, как солнышко,
чтоб понравиться тебе…
Кто живёт в деревне, знает, какие тут дороги, особенно поздней осенью: перемешанная колёсами грязь, застыв на морозе колеёй, становится просто неприступной линией Маннергейма. А ночью - репродукция картины Малевича «Чёрный квадрат». И среди этого бездорожья, безнадёги и беспросветья - «пройдусь, как солнышко!». Какая сила духа, какое изящество слога у этой хрупкой, болезненной девочки!
Таня начинает печататься в районной газете «Победа», в областной - «Белгородская правда», в коллективных сборниках, стали выходить книги её стихов. Среди большой реки печатной литературы её родниковая струйка стихов шла сама по себе, ни с кем не смешиваясь. Вот почему приёмная коллегия в Москве проголосовала единогласно за приём Татьяны Рыжовой в Союз писателей, что случается довольно редко.
Девяностые годы уже прошлого века - апогей расцвета стихов деревенской принцессы Татьяны из села Пушкарное Яковлевского района. Но эти годы приносят и осложнения в её болезни. Не всем она открывалась, но я знал, что она тихо, непоказно и глубоко верит в Бога. К Богу идут с молитвой не от счастья, а от одиночества, неутешного горя, непроходящей болезни. Тоненькая ниточка надежды…
Возьми и деньги, и одежду,
задуй в печи моей огонь,
и только светлую надежду
своей рукою ты не тронь.
И без любви, без состраданья,
без яблок - золотой ранет,
оправдано существованье.
Лишь без надежды - нет.
У Татьяны теперь много друзей - добирает недостающих по школе. Зная её болезненность, они приезжают ей посочувствовать, а уезжают, зарядившись сами от её благодатного света.
Есть у неё одно стихотворение, где она не доверяет тем, кто не верит в настоящую любовь, кто потерял надежду на будущее нашей страны. Стихи оканчиваются так:
Кто наврал? Вы не верьте
обманам,
Это злой и нелепый навет.
За густым и холодным туманом
Много света. Я чувствую свет!
…«Всё пройдёт» - смысл надписи на кольце мудрого царя Соломона, сына Давидова, к сожалению, всегда сбывается. Нет в мире ничего вечного, даже для далёкой звезды: вспыхнет она ярким светом сверхновой, а потом погаснет навсегда. Но свет от неё ещё будет идти многие тысячелетия к нашей Земле из-за громадных космических расстояний.
Рано погасла ясная звёздочка Татьяны Рыжовой, но свет её откровенно-чистых стихов всё идёт и идёт к нам, пробивая густой и холодный туман времени.
Лежало яблоко в траве,
Вчерашней бурей сброшено,
В росистой розовой канве.
Такое прехорошее!
Лежало кругленьким бочком
Уткнувшись в корни, скромница.
А мне казалось - я ничком
Упала, чтоб опомниться.
…На моём столе сборник стихов Танечки Рыжовой «Ветка бересклета» с дарственной надписью. Спасибо, солнышко, твои стихи в моей душе, как вздох ангела, читая их, хочется жить!