Контакты Номера PDF Рекламодателям Подписка

Память должна жить вечно

С каждым годом всё меньше становится живых свидетелей войны, и тем дороже для нас их воспоминания. Я хочу рассказать о ветеране Великой Отечественной войны Стеценском  Григории  Дмитриевиче, которого уже нет в живых. Его воспоминания - это история войны, не придуманная, настоящая.

Григорий Дмитриевич со своей супругой Александрой Самуиловной прожили бок о бок долгую нелёгкую жизнь. Всякое бывало, и порой не баловала их судьба. Жили они тихо и скромно вдвоём рядом с железной дорогой в деревне 2-я Воробьёвка под бесконечный шум поездов.
Гостям были рады всегда. Когда понимали, зачем к ним пожаловали, охотно делились воспоминаниями.
Григорий Дмитриевич родом с Белгородщины. И до знакомства со своей будущей супругой жил там.
-Войну хорошо помню, да разве её забудешь? - вспоминал он. - Я тогда ещё пацаном был, но работал наравне со взрослыми. Досталось тогда всем. Помню один случай: принесли нашим ребятам, ну и мне в том числе, повестки - явиться в военкомат. Сели мы на лошадей и поехали. Приезжаем к мосту, а там нет никого - военкомат эвакуировали в Лиски. Делать нечего - мы следом. Ночь нас настигла недалеко от заброшенной конюшни. Расположились мы на сене заночевать. Слышим, часа в четыре утра грохот танков, выглядываем, а их там целая колонна, и на всех - немецкие кресты. Ох, и страшно стало. Мы быстрей назад бежать! Недалеко от того места протекает река Оскол, а через неё большой деревянный мост был. Стали мы к реке спускаться, вдруг из-за тополей, что вдоль берега растут, два немца выходят и на своём нам, мол, подойдите.
Привели нас в деревню, заперли в местной церкви, где уже было много раненых солдат и гражданских. Мы там целую неделю находились без воды и пищи. Голодно было, но ещё больше - страшно. Как-то рано утром выстроили всех и в сопровождении автоматчиков погнали этапом на Чернянку. А когда по деревне начали проходить, бабы местные высыпали на улицу. Кто - воды, кто - хлеба, кто - картошку подаёт, воют, причитают. Немцы стали их отгонять от колонны, началась неразбериха. Я, недолго думая, скидываю с себя всю одежду и по полю бежать. Ростиком-то маленький, а рожь высоченная - меня не видать в ней. Пока опомнились фрицы, дали очередь из автомата, а я-то уж далеко. Скрывался у бабки своей.
В 1943 году меня призвали на службу в армию. В чём был одет погнали пешком в Харьков, и стали мы солдатами без присяги. Меня в артиллерию связистом отобрали, так как я к тому времени уже окончил 7 классов.
Был контужен: шёл бой, вдруг командир кричит - «рама», мол немецкая летит, ищите убежище. А я телефон не могу бросить, и провода не откручу никак - пальцы от холода не слушаются. Пока разобрался во всём, бомбы начали сыпаться. Помню, как по голове что-то бабахнуло, и я потерял сознание.
В 1944 году нашу батарею привезли в Гроховецкий лагерь на обучение. Там я обучался военному делу, хотя уже пришлось к тому времени повидать немало. Был ранен.
После ранения вручили мне снайперскую винтовку. В Восточной Пруссии попали мы в окружение. Неплохим стрелком я оказался, много тогда фашистов положил в лесу. Ничего, снова уцелел. Победу встретил в Чехословакии.
После войны Григорий Дмитриевич работал на железной дороге.
Не стало ветерана в 2010 году. Мы последнее поколение тех, кто будет помнить в лицо живых участников Великой Отечественной войны.
Память о героях-фронтовиках должна жить вечно! Пока мы помним прошлое, у нас есть будущее.

Н. ОКОРОКОВА,
директор Никулинского СДК.