Контакты Номера PDF Рекламодателям Подписка

«Участник Первого Парада Победы на Красной площади...»

За окном завывает метель, стучится в стёкла, бьётся о стены дома, словно старается проникнуть, заглянуть внутрь… В доме - полумрак, тишина… Я, мама, мои братья, наши дети - одним словом все близкие тесно сидим на диванах, стульях, и каждый с грустью и печалью на лице думает о своём. Это была последняя, прощальная ночь с папочкой, дедушкой, мужем, ушедшим от нас 13 февраля 1979 года.

Сергей Николаевич Шевелёв

Я смотрю на его спокойное, умиротворённое лицо… Воспоминания ползут на меня, встают перед глазами, словно смотрю невидимое кино.
Вот маленькая девочка в малиновом плюшевом пальтишке сидит около улья с пчёлами (а их у нас было несколько колодок, которые папа сделал сам), с интересом смотрит на леток. Капор, словно венок, облепили пчёлы (ни одна не укусила!).
Высокий мужчина с военной выправкой тихо подходит ко мне, медленно и осторожно расстёгивает пуговички, аккуратно снимает пальто, ещё мгновение, и он быстро уносит меня в дом. Мамочка пытается забрать меня у него, но я, ещё крепче обнимая его за шею своими маленькими ручками, прижимаюсь к папе, тихо шепчу: «Я - папкина, только папкина!». Действительно, единственную дочку из шестерых детей он любил больше всех.
После демобилизации в 1950 году, осев в деревне Седмиховке, папа начал строить дом. Мама работала учительницей, занимались тогда в две смены, так что ей приходилось проводить весь день в школе. Меня и ещё двух братьев, родившихся в те годы, папа выхаживал сам, а наши люльки поочерёдно висели среди строительных лесов…
Вот память выхватывает эпизод, как папа учил меня плавать, приговаривая, что в жизни может пригодиться. Как чувствовал, что в конце шестидесятых, по глупости нырнув, под водой заплыла далеко на незнакомой, глубокой реке, а оказавшись на поверхности воды, от страха и усталости, не могла плыть назад к берегу. Но, вспомнив папины напутствия, легла на воду, успокоилась, отдохнула и поплыла. Папа рассказывал, когда над Керченским проливом немцы сбили его самолёт и он упал в воду за несколько километров от берега, пришлось спасаться вплавь, в полной экипировке. Было тяжело, но умение держаться на воде спасло ему жизнь…
За свою жизнь папа построил дом (сейчас сильно постаревший, нуждающийся в капитальном ремонте), посадил сад, вырастил пятерых сыновей и дочку. У него появились десять внуков и внучек, десять правнуков, три праправнука, но продолжение ещё будет!
Тихо, незаметно прошла ночь. Метель утихла, но ударил сильный мороз, да такой, что музыканты с трудом смогли играть «Траурный марш», губы примерзали к мундштукам. Так природа прощалась с папой…
Прошёл 41 год с того прощального дня словно как один день. Многое о подвигах папы я узнала из воспоминаний его однополчан - боевых товарищей, из интернета, из книг, архивных данных, его давних рассказов…
Не с первых дней войны пришлось ему воевать с фашистами: кому-то надо было обучать молодых лётчиков. Папа работал в Читинской и Батайской авиашколах, сначала - командиром звена, затем - командиром отряда, а с января 1942 года при запасных авиаполках: в Моршанске - командиром эскадрильи, а в Азербайджане - штурманом истребительного полка. Он писал рапорт за рапортом с просьбой направить на фронт, пока с мая 1942 года не приступил к выполнению боевых заданий на Северном Кавказе штурманом 246-го истребительного полка 217-й истребительной авиадивизии 4-й воздушной армии Северо-Кавказского фронта. Потянулись фронтовые будни. Со своей группой истребителей папа выполнял различные задания командования: сопровождал штурмовики и бомбардировщики, прикрывал наземные войска от налётов фашистской авиации, участвовал в многочисленных воздушных боях с немецкими стервятниками, летал на «свободную охоту». Он понял, как много значит в скоротечном воздушном бою стремительность и даже дерзость атаки.
Папа всегда волновался, когда рассказывал о войне. Например, про боевое крещение, когда истребители прикрывали наши бомбардировщики по пути к вражескому аэродрому. Уничтожив стоящие там самолёты, ангары и склад с горючим, наши легли на обратный курс, а навстречу - три немецких «юнкерса». Отдав команду остальным сопровождать бомбардировщики, он со своим ведомым набрал высоту и пошёл на сближение с врагом. Бой был коротким: с первого захода почти в упор папа расстрелял «юнкерса», который понёсся вниз с чёрным шлейфом дыма, а остальные скрылись в облаках…
8 мая 1942 года ударная группировка 11-й армии вермахта перешла в наступление с целью вытеснить советские войска из Крыма. У врага было двойное превосходство в авиации. Штурман авиаполка капитан Шевелёв успешно водил в это время в атаку самолёты своего истребительного полка и личным примером учил лётчиков побеждать врага. Вот что написано в боевом донесении 20 мая 1942 года: «На самолёте ЛАГГ-3, сопровождая ИЛ-2 на штурм войск противника,... над целью встретились с истребителями врага, которые пытались атаковать наши штурмовики. С.Н. Шевелёв, своими умелыми атаками отражая нападение противника,... расстрелял один МЕ-109, который упал…».
25 июня 1942 года немецкое командование начало операцию «Эдельвейс», целью которой был захват Кавказа и Закавказья. Наземные силы войск группы «А» поддерживали 1000 самолётов. С.Н. Шевелёв тщательно изучал тактику немецких истребителей, придирчиво анализировал каждый проведённый бой, старался взять на вооружение всё наиболее ценные из боевого опыта своих фронтовых товарищей. Он ежедневно совершал боевые вылеты, в ходе которых побеждал в боях немецких лётчиков.


В одной из воздушных схваток гитлеровский пилот решил испытать нервы русского лётчика и пошёл в лобовую атаку. Самолёты стремительно сближались, расстояние между ними сокращалось с молниеносной быстротой: 400, 300, 200, 100 метров… Папа рассказывал о том бое, а нервы его были напряжены, как тогда, в небе, когда со злостью он подумал: «Я - русский, а русские не сдаются! Врёшь, гад! Всё равно отвернёшь!...». А немец всё поливал пулемётным огнём краснозвёздный истребитель. Папа же, стиснув зубы, слившись с самолётом воедино, тщательно ловил немца в прицел. Ещё секунда - и враг, не выдержав, рванул вверх. Тут-то длинной пулемётной очередью он и сбил «Мессершмитт».
Ещё один бой произошёл в феврале 1943 года, когда наши войска вели наступательную операцию в направлении Таманского полуострова, авиаполк базировался на аэродроме близ станицы Тимашевской. На одном из вылетов наши «ястребы» встретили 15 «юнкерсов», которые летели на большой высоте к Керченскому проливу. Передав товарищам: «Бей фашистов!», папа первым пошёл в атаку, с первой очереди сбив вражеский самолёт. В этом бою было уничтожено девять самолётов противника, а два «юнкерса-52» записаны на счёт С.Н. Шевелёва.
На следующий день четыре советских истребителя под командованием Шевелёва в свободном полёте встретили пять немецких транспортных самолётов, перевозящих пехоту в Крым. Несмотря на низкую облачность, сильно стеснявшую манёвры, наши атаковали и сбили все вражеские самолёты, два из которых снова сбил папа.
Можно без конца приводить примеры воинской доблести С.Н.Шевелёва, ведь его боевая биография – волнующая книга. В его боевой характеристике есть такие записи: «В воздушных боях ведёт себя смело и бесстрашно. Товарищ С.Н.Шевелёв за период военных действий имеет много героических подвигов по уничтожению фашистских стервятников…».
1 мая 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий, за мужество, отвагу и проявленный героизм Президиум Верховного Совета СССР присвоил Сергею Николаевичу Шевелёву звание Героя Советского Союза. В его характеристике 3 сентября 1943 года зафиксировано: «Участвовал в 34-х воздушных боях, где лично сбил десять самолётов и один планер противника. В групповом бою сбил два самолёта. Вёл боевую работу на Крымском, Северо-Кавказском, Закавказском фронтах».
Бомбардировщики, прикрываемые группой папы, потерь от истребителей врага никогда не имели.
В бою решителен, отважен и смел. Недаром в поздравительной телеграмме от правительства был назван «Бесстрашным соколом».
В ноябре 1943 года гвардии майор С.Н. Шевелёв стал штурманом 329-й истребительной авиадивизии. На последнем этапе войны воевал на 2-м Белорусском фронте штурманом 66-го истребительного полка. Участвовал во взятии Кёнигсберга. Сражался до последнего дня войны.
В его характеристике 19 июня 1945 года и в лётной книге записано: «Летает грамотно и уверенно на самолётах ПО-2, Р-5, И-16, Р-1, И-3, И-4, ЯК-1, ЯК-76, МИГ-3, УТ-1, УТ-2, УТ-4, ЛАГГ-3, АТ-6, Р-39, Р-63, ЛА-5, Аэрокобра, МЕ-109, ФВ-190, имеет общий налёт на всех типах самолётов 4127 часов. Произвёл 286 боевых вылетов и в воздушных боях сбил лично 18 самолётов противника, два - в группе, один планер и подбит 1 самолёт».
Служил в ВВС до 24 февраля 1950 года. Был награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды и медалям. Уволен в запас в звании подполковника.
С марта 1950 года проживал в деревне Седмиховка Золотухинского района. Многое сделал для обустройства села.
Похоронили папу на деревенском кладбище. Ежегодно обучающиеся Седмиховской средней школы посещают его могилу, возлагают цветы. В его честь названа улица, где находится школа. А в рядах «Бессмертного полка» идут его потомки с портретом в руках.

А.С. Шевелёва-Брусова на могиле отца


9 мая 2020 года наша страна и весь мир будут отмечать великую дату - 75-летие Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, и это будет 75-й парад Победы на Красной площади в Москве. Первый же Парад Победы проходил 24 июня 1945 года, где были собраны лучшие сыны и дочери нашей Отчизны, грудью прикрывавшие Родину в час суровых для неё испытаний, отстоявшие свою землю в тяжёлых боях - всего 40 тысяч участников.
И я горжусь тем, что среди них был и мой отец: подполковник, лётчик-истребитель, Герой Советского Союза Сергей Николаевич Шевелёв - участник Первого Парада Победы на Красной площади в Москве!
Анна ШЕВЕЛЁВА-БРУСОВА