Контакты Номера PDF Рекламодателям Подписка

Храните память о войне, чтоб вновь она не встала у порога

Недавно в редакцию районной газеты «Золотухинская жизнь» позвонил житель посёлка Золотухино Сергей Алексеевич Реутов и сообщил, что у него и его племянника - командира поискового отряда «Высота» центра поиска Владимира Некрасова есть интересная информация, относящаяся к периоду Великой Отечественной войны и касающаяся именно нашего Золотухинского района. Чуть позже они посетили редакцию и поведали много интересного из истории жизни своих родных и близких людей - наших земляков, по чьим судьбам жёстко прошлась война.

Не допустить искажения истории
Рассказать о том, как жили люди в оккупации, как воевали С.А. Реутова сподвигла память об отце - участнике Великой Отечественной войны Алексее Гавриловиче Реутове. Его самого уже давно нет в живых. Но в воспоминаниях сына хранится переданная из первых уст правда о тех страшных событиях, участником которых ему довелось стать.
-Сейчас предпринимается много попыток исказить правду о Великой Отечественной войне. И во многом вина в этом лежит на всех нас. Мы виновны в том, что не передаём информацию от поколения к поколению, а если и передаём, то, порой, в искажённом виде, - считает С.А. Реутов. - Сегодня мы будем говорить, ссылаясь на документы и факты, которые находятся сейчас в открытом доступе. Но даже эта информация, что находится в открытом доступе, она тоже весьма противоречива.
-Разрывая траншеи и доставая оттуда останки солдат, мы сами прикасаемся к этой истории, - добавляет поисковик В.А. Некрасов. - Мы эту историю видим, и видим не так, как её пытаются сейчас исказить, видим её своими глазами. При правильном раскопе ты понимаешь, что вообще происходило на этом месте. Иногда оторопь берёт от того, что пережили в то время эти люди.
Курская битва стала переломным этапом в ходе войны. По мнению В.А. Некрасова, советские солдаты выиграли Курскую битву ещё благодаря и тому, что они стали другими по сравнению с началом войны. Когда в 1941 году немецкая военная машина стремительно наступала, наши солдаты, не готовые к войне, побаивались фашистов, захвативших практически всю Европу. Средний их возраст 23 года, это люди, которых готовили перед тем, как послать на фронт, полностью экипированные. У нас же в основном это молодые 18-19-летние парни, у которых даже порой обуви нормальной не было. Поисковики, когда поднимают останки наших солдат, видят, что очень многие из них были обуты в немецкие трофейные ботинки, а кто-то даже был в обуви от разных пар. И уже в 1943-м, когда образовался выступ Курской дуги, советский солдат стал увереннее в себе. И это почувствовали даже немцы. Части стали пополнять те, кто был ранее в оккупации - ребята, которые жили при немцах, они видели этих немцев вживую и уже не боялись их, знали их слабые стороны.

На оккупированной территории
А.Г. Реутов родился в 1925 году в селе Сергиевское, что сейчас находится в Дмитриевском сельсовете. В результате успешного наступления нацистских войск в ноябре 1941 года территория Золотухинского района и всё население, которое не успело эвакуироваться, оказались в зоне немецкой оккупации. Вместе со своими односельчанами под фашистское иго попал и Алексей Реутов, которому на тот момент было 16 лет. Его вместе с другими местными ребятами немцы определили ухаживать за лошадьми. Иногда за малейшую провинность и плетью от «хозяев жизни» юношам перепадало. Но, несмотря ни на что, для сельских парней это было интересное занятие, знакомое и привычное. Ведь лошади для них - это всё.


Оккупированные территории СССР в первую очередь должны были служить сырьевой и продовольственной базой Германии, а население - дешёвой рабочей силой. Поэтому Гитлер по возможности требовал сохранить здесь сельское хозяйство и промышленность, которые представляли большой интерес для германской военной экономики. Захватив территорию, немцы структуру колхозов не разрушали. В селе Сергиевское была животноводческая молочно-товарная ферма. Пятнадцать месяцев жили наши земляки под страшным игом немецкой оккупации.
Помимо ухода за лошадями, приходилось Алексею Реутову возить молоко из Сергиевского в Золотухино. Однажды февральским днём 1943 года как обычно он поехал с флягами молока в Золотухино. Проезжая мимо железной дороги, обратил внимание, что станция забита пьяными немцами, стоят составы. Увидев его, гитлеровцы сообщили, что уходят, налили целый стакан водки и заставили выпить. Как добрался до дома, парень не помнил. Видимо, упал на телегу, а умная лошадь домой сама дорогу нашла. В первый раз тогда юноша попробовал спиртное.

Освобождение Золотухинского района
В ночь на 3 февраля 1943 года 1033-й стрелковый полк 280-й дивизии начал продвигаться к Золотухино. Отряд разведчиков подошёл к станции и установил, что на её путях стоит много вагонов с большим запасом боевой техники, боеприпасов, авиабомб, мин и другим имуществом. Около станции было много немцев, готовившихся к отступлению с боем. Разведчики решили блокировать врагов и не дать им возможности отойти к Фатежу и Понырям. Они заминировали дорогу между Золотухино и Сергиевским (на Родительском повороте) и устроили засаду, куда попала артиллерийская часть, уходившая из Золотухино. Подорвавшись на минах, немцы стали убегать, но подверглись обстрелу и понесли большие потери. По информации из разных источников, там погибло от 120 до 180 человек гитлеровцев. Красноармейцев же - всего шесть.
Старожилы Родительского рассказывали, что ещё несколько дней после этого раненые немцы приходили в их деревню. Они шли в свой госпиталь, который был там ранее, во время оккупации, надеясь на помощь. Но шли зря. Местная жительница вспоминала: «Придут, забьются к нам в хату, лопочут что-то на своём, немецком, что-то рассказывают, утром смотришь, уже померли. Только мы их вынесем, закопаем, следующие уже на крыльце стоят. За неделю всех их перехоронили, все они померли. Я не знаю, что они пытались сказать..., но уж очень горько плакали».
Разведчики, уничтожив отступающего врага, вернулись на железную дорогу севернее станции Золотухино и заминировали путь в Поныри. Через некоторое время на нём подорвался поезд с боеприпасами и продовольствием. Взрыв был сильным, небо озарилось вспышками, большой участок полотна был разрушен. Теперь немцы могли отступать только к Будановке. Утром 3 февраля стрелковый 1033 полк 280-й стрелковой дивизии 13-й армии под командованием полковника Сагитова вместе с приданными ему подразделениями с боем овладели железнодорожной станцией и населённым пунктом Золотухино.
На Родительском повороте тогда полегли последние отступающие оккупанты. Жители села Сергиевское ходили на место боя всей деревней, забирали у мёртвых врагов лыжи, снимали с них обувь, одежду. И их не за что осуждать, за время оккупации люди сильно поизносились. Алексей Реутов взял себе только лыжи. А те, кто жил победнее, брали обмундирование и обувь.


Солдатская удача
Когда немецкие войска отступали, а наши их громили, на месяц на территории района оставалось безвластие. А уже ближе к середине весны 1943 года стал работать военкомат. Призывали на фронт тех, кому за время оккупации исполнилось 18 лет. А.Г. Реутов тоже достиг совершеннолетия. Вместе с другими он явился в военкомат. Собралось их тогда более 200 человек. Тех ребят, которые пришли на сборный пункт в немецком обмундировании, не церемонясь, сразу же направили в пехоту в самое пекло... Алексей же пришёл в обычной фуфайке. Благодаря этому, может быть, и выжил, потому что попал в учебку, располагавшуюся в Щиграх. Потом её перебросили в Колпну Орловской области. В учебке по ускоренным курсам его готовили на артиллериста. Отстрелялся он наотлично.
Всех подготовленных направили на Северный фас Курской дуги в деревню Сабурово под Малоархангельском. Но на тот момент части были укомплектованы, и вновь подготовленные артиллеристы никому не были нужны. Их хотели определить в пехоту. Но сопровождавший их капитан, которого добрым словом А.Г. Реутов вспоминал всю свою жизнь, сказал, что своих ребят в пехоту не отдаст. Не для того их три месяца учили, чтобы на «пушечное мясо» пускать. В конце концов, он настоял на том, чтобы парней распределили по артиллерийским частям.
А.Г. Реутов попал в 62-й артиллерийский полк 8-й стрелковой дивизии, но поставили его на радиостанцию. Когда началась Курская дуга, бегал он с катушкой связи. Наставники-связисты - взрослые мужики из Сибири - старались, как могли, беречь молодого бойца.
В первые дни сражений на Курской дуге, когда то наши, то немцы займут деревню, произошёл с красноармейцем Реутовым курьёзный случай. После всей этой беготни с захватом населённого пункта усталость свалила с ног юного связиста прямо на ходу, уснул он с винтовкой в руках за околицей деревни возле завалинки одного из домов. Через некоторое время немцы захватили село, проходя мимо спящего, они посчитали его убитым, поэтому не тронули. Потом была контратака, и когда он проснулся, немцев из села выбили. Что значит на войне - дело случая и солдатская удача!
И ещё не раз А.Г. Реутов был на волосок от смерти. При отступлении 62-й артполк под Припятью попал в окружение. Благодаря тому, что молодой связист хорошо умел обращаться с лошадями, его взяли с собой в конную разведку. Вместе со старшим лейтенантом на двух лошадях они разведывали территорию, где должна отступать армия.
Когда колонна с отступающими частями шла, немцы организовали засаду. Начался артобстрел. Конная разведка, в которой был Реутов, вырвалась вперёд. За счёт этого им удалось уйти из-под огня. При форсировании переправы на реке Припять А.Г. Реутова в первый раз контузило. Он упал без сознания в воду, а когда очнулся, был уже на берегу. Конь по кличке Орлик схватил его зубами за бок и вытащил на сушу.
-Всю жизнь потом дед показывал отметины от зубов лошади, которая его спасла, - рассказывает В.А. Некрасов. - И всегда он плакал, вспоминая этого Орлика. А плакал, потому что во время голода, когда есть совсем было нечего, командование отдало приказ пустить под нож всех лошадей. Несмотря на голод, не смог он съесть куска мяса от этой лошади, так было жалко Орлика. Поэтому всю свою жизнь потом дед был рядом с лошадями.
-Поражаюсь, как они выживали, - вступает в разговор С.А. Реутов. - Отец рассказывал такие факты, которые нам сейчас трудно осознать, что они тогда пережили.
А.Г. Реутов несколько раз был контужен, но выжил, несмотря ни на что. 17 июля 1943 года представлен к своей первой награде - медали «За боевые заслуги».

«Вызываю огонь на себя!»
Медаль «За отвагу» телефонист старшего управления I дивизиона младший сержант Реутов получил в ноябре 1944 года за то, что в трудных условиях горно-лесистой местности в боях за хребет Свидовец он держал связь наблюдательного пункта с пехотой и батареями в течение
суток, устранил под обстрелом семь порывов линии, из них два - ночью.
Дело было в Украинских Карпатах. Его, как артиллерийского наводчика, брали с собой в разведку. Горный хребет Свидовец они брали ночью, был сильный туман, взвод - больше 30 человек - поднялся в горы, занял высоту. Когда начало рассветать и туман чуть рассеялся, оказалось, что буквально в 200-300 метрах ниже от них позиции заняли немцы. Начала бить артиллерия, немцы сразу поняли, что идёт корректировка, вычислили - откуда, и начался бой за эту высоту, немцы пытались занять её.
Наши бойцы продержались сутки. На следующий день уже утром гитлеровцы стали закидывать их гранатами на расстояние от 10 до 30 метров. У красноармейцев закончились патроны, и они вызвали огонь на себя. Вместе с А.Г. Реутовым их оставалось шесть человек, все они сели за один камень и уже мысленно попрощались друг с другом и жизнью. Алексей Гаврилович сказал по рации: «Вызываю огонь на себя!». По ним ударили «Катюши», дорожало и свистело всё вокруг. А потом тишина… Они не думали, что выживут.
Бойцы увидели, что немцы убегают с этой высоты. А связист Реутов стал передавать другие координаты - уже в радиусе 300 метров от них. За этот бой все, кто остался в живых на этой высоте, получили медали «За отвагу».
-Дед очень гордился этой медалью, именно тогда он понял, что просто каким-то чудесным образом остался жив, - рассказывает В.А. Некрасов. - Таких моментов, когда он чудом оставался в живых, было очень много. Один из них был на Курской дуге. Во время боя он перебегал из траншеи в траншею и тянул кабель. Сзади застрочил немецкий пулемёт, дед почувствовал, как сильным ударом его сбило с ног. Упал, думал всё - убит. Чуть полежав, решил пошевелить руками и ногами, вроде шевелятся. Подскочив, нырнул в свою траншею, снял катушку, а она вдребезги разбита. Три пули в ряд застряли в проводах, но не пробили её.
Потом было ещё несколько контузий. Дважды его часть выходила с боями из окружения. Закончил войну в Венгрии. Но пришлось ему служить до апреля 1947 года.
Помимо вышеперечисленных наград, в мае 1945 года удостоен он медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.», а в апреле 1985 года получил орден Отечественной войны II степени.
Демобилизовавшись, А.Г. Реутов вернулся в родное село Сергиевское. Сначала работал почтальоном, но так как с детства любил лошадей, ушёл в сельское хозяйство. Собирал и возил молоко. Там и трудился до конца своих дней. Умер он 2 сентября 2003 года.

Мать солдата
Есть в семейной летописи С.А. Реутова и В.А. Некрасова ещё одна трогательная история времён Великой Отечественной войны. Не обошла война стороной семью Александры Петровны Паньковой - бабушки Сергея Алексеевича и прабабушки Владимира Анатольевича, проживавшей в деревне Щурово. Муж её в 1941-м ушёл на фронт, и почти сразу же пришла на него похоронка. Осталась она с тремя детьми - двумя дочерьми и сыном. Во время оккупации всем было тяжело. Семья выживала благодаря тому, что на подворье была корова, а ещё - сад, в котором во время оккупации стояла немецкая полевая кухня. С неё и кормились очистками от картошки, которые немцы выкидывали, иногда что-то из еды они давали сами. За счёт этого семья пережила голод.


При отступлении с территории района в 1943 году немцы ходили по дворам и отбирали у селян продукты питания и живность. Чтобы они не забрали корову-кормилицу, сын А.П. Паньковой Иван сумел ночью перед уходом немцев увести её и спрятать в овраге. Почти сутки парень простоял там вместе с ней по колено в снегу. Так в деревне осталась одна единственная корова, благодаря которой в дальнейшем они и жили.
В мае 1943 года началась мобилизация молодёжи, подросшей за время оккупации. Призывали на фронт тех, кому исполнилось 18 лет. Иван Архипович Паньков попал в 81-ю стрелковую дивизию, которая находилась недалеко от посёлка Поныри. Был он практически рядом с домом, буквально в 20 километрах, писал письма, родные знали, где он находится.
Во время начала Курской битвы в июле 43-го на Северном фасе Курской дуги 81-я стрелковая дивизия приняла основной удар на себя. Вести от солдата приходить перестали. А через месяц вернулся в деревню после госпиталя его приятель-односельчанин, с которым забирали Ивана на фронт, и сообщил матери, что её сын погиб под Понырями. В общих чертах он объяснил, где находится место его гибели. Убитая горем мать во что бы то ни стало решила найти тело сына и похоронить его в родной деревне.


Но чтобы пройти в зону боевых действий, нужен был пропуск. И А.П. Панькова воспользовалась тем, что перед началом Курской битвы во время командно-штабных учений командующий Центральным фронтом К.К. Рокоссовский вместе со штабными офицерами был у неё на постое. Он жил в хате, а в яблоневом саду стояли палатки, где размещались все остальные.
Поэтому, когда пришло известие о гибели сына, она пошла пешком в местечко Свобода, где находился штаб Центрального фронта, добилась приёма у Рокоссовского. Он её вспомнил и, выслушав, выписал пропуск в зону боевых действий.
Александра Петровна взяла тачку и вместе с братом погибшего мужа пошла в сторону посёлка Поныри в район Тепловских высот, где ещё велись бои. Путь её лежал по старой царской дороге через деревни Печки, Сороковые Дворы. Шли они только по ночам, потому что днём немецкая авиация расстреливала всё, что передвигалось по дорогам, - будь то колонна или одинокий мирный житель. Днём прятались по оврагам или пережидали в попавшихся по пути домах селян. На дорогу у них ушло десять суток.
Когда пришли на указанное приятелем сына поле, увидели, что оно завалено трупами наших и немецких солдат. Везде были мины, колючая проволока, горела и дымилась разбитая техника.
Мать стала искать своего сына, нашла случайно уже под вечер - наткнулись на присыпанную воронку, из неё торчал сапог, а из него - портянка. Женщина не могла не узнать портянки, потому что, когда Ивана забирали на фронт, она отдала ему последние сапоги, а на портянки сняла с окон цветастые занавески. Раскопав яму, где были погребены и другие солдаты, вытащила сына из-под тел. При себе у Ивана была красноармейская книжка, иконка-ладанка, которые лежали в кармане. Погрузили они его на тачку и привезли домой в Щурово. Нашли они на теле погибшего солдата всего лишь две раны - маленькое отверстие от пули в районе живота, там, где она вошла, и большое - в районе поясницы - место её выхода.
Похоронили бойца на кладбище деревни Щурово. Эту могилу и сейчас можно там отыскать. А по документам числится И.А. Паньков погребённым в Братской могиле села Игишево Поныровского района Орловской области. Родственники направляли информацию об этом в Книгу Памяти, но до сих пор данные о месте захоронения Ивана Архиповича Панькова не исправлены.

Много ещё неизведанного таит в себе закончившаяся 75 лет назад Великая Отечественная война, оставившая глубокий след в истории каждой семьи, в судьбах миллионов людей. За этими словами - невзгоды, страдания и страшная боль потерь, а ещё - гордость, правда и память. Мы не имеем права забыть о том великом подвиге, который совершил советский народ, чтобы сегодня не допустить новой трагедии.
Елена БОЕВА